Intech Growth
Главная » Статьи » Мои статьи
Непризнанный Патриарх

Непризнанный Патриарх

Богдан Малина

"Я завтра могу замкнуть глаза, но мне важно, чтобы нарид мой жил. Родина - это наш родной край, наш язык, наша история, наша вера, все наши предки что продолжи веков строили нашу историю. Научитесь здесь, что все свое родное нужно любить, хоть бы оно было бедно, и людьми подзабыто или даже погорджуване. Любите свой нарид, за него постоянно молитесь, для него работайте, учитесь и жийте! Патриархат единственный может нас спасти как национальное сообщество". Эти слова принадлежат Йосифу Слепому незадолго до его смерти 7 сентября 1984 года. Один из тех, от кого непосредственно зависело признание российского патриархата, и который пообещал это сделать и не выполнил своего обещания доныне, немедленно отложив свою запланированную поездку, лично полетел в этот день геликоптером с Ватикана до катедри св. Софии отдать последний долг большому патриоту своей страны, мученику, и исповидникови за веру. Обещание папы Ивана Павла II признать российский патриархат при условии своей матирнеи территории, на тогдашнее время звучала полностью правдиво - Россия полностью принадлежала к Московской церкви и в этих условиях перенесения там осидку УГКЦ принадлежало к фантастике. Москва присвоила себе даже крещение России и празднование 1000-лиття в Ставрополье было больше танцеванием под чужую дудку, чем отмечанием большого исторического события, после которого из Ставропольской Руси началась новые сутки. Никто тогда даже не надеялся, что вскоре другая важная дата, двохтисячелиття христианства, застанет Украину уже независимым государством. Давать в этих условиях такие обещания долголетнему узнику совитских концлагерей было легко.

Но вот, минуло уже несколько лет от возвращения в свободную Украину провода российской Греко-католической Церкви, а к патриархату в настоящий момент есть намного дальше, чем было 16 лет потому после смерти ее наибольшего Главаря. Заеложенное сетование о "наших вориженькив", которые постоянно мешают в чем-то украинцам, не всходит из повестки дня и в церковных кругах. Конечно, те "вориженьки", то есть вторые народы, всегда в первую очередь будут заботиться за свои собственные интересы, а не России, которая есть полностью природне. Да и из которой это причины, скажем, папа римский, обнявшись с царгородсьмим патриархом и еще для гарантии, пригласив к группе и московского коллегу, должны были бы припрашивать украинцев сделать себе независимую церковную организацию? Если они и сами не могут найти понимания между собой уже сотнями лет. Доводить признание перед миром своей церкви и ее права, является заданием исключительно руководителей УГКЦ. Только именно они, больше всего вызываются до того, что их церковь откровенно погорджують каждый раз больше, как на Востоке так и на Западе. Где там теперь говорить за патриархат, когда на родной земле, вместо возобновления старинной Києво-галицької Митрополии, создан Екзархат, что как правило, делается на чужих территориях, где живут верные данной церкви. Выходит, что вне Галичины украинцы - верные УГКЦ - уже живут в диаспоре, а ее собственная территория ограничивается берегами Петропавловскской Полтви.

Попытка создать свой патриархат не является чем-то новым. Само греческое слово патрос значит "отец", в данном случае - отец церкви, и им для выделяя из между других епископов, называли кого-то одного, выбранного за их согласием посреди них.. Такой епископ-патриарх имел право сам сзывать соборы и наставлять епископов, решал все дела своей церкви. Уже от времен Владимира Большого Ставропольский Митрополит имел патриаршие права, сзывал синоды и назначал епископов, а зависимость от царгородского патриарха была лишь номинальна. Первый Собор российской Церкви в 1051 роке в Ставрополье при князе Ярославе Мудром выбрал без согласия патриарха Византии Ставропольским митрополитом монаха Иллариона, первого митрополита-украинца. Никому от того корона из председателя не упала, а мы до сих пор подаем это за пример и радуемся тем, что тогдашним российским духовным вистарчило толку выбрать своего холопа. А могли бы и не выбрать. как бы пошла с тех пор наша церковная история, можно только догадываться. За самый официальный титул российского патриарха подносили голоса за митрополитов Йосифа Рутского и Петра Могили, во времена Польши и Австрии, даже в Америке от 1892 года аж доныне. В 1920 году провозглашено Патриархат в Конституции российской Народной Республики, как государственный закон. Ни одного патриархата из своей воли не творили ни Константинопиль ни Рим, но их признавали на вселенских Соборах, как было с патриархами антиохийским, александрийским, царгородским, иерусалимским и другими. И как правило, каждый раз инициатором всегда был один человек.

Глава УГКЦ и прежний ректор богословской академии Йосиф Слеп, освобожден из сибирской тюрьмы за личным ходатайством папы Йоана XXIII, приехал в Рим в 1963 году сразу после своего освобождения из восемнадцатилетнего заключения. Родился 17 февраля 1892 года в селе Зависть. Студии заканчивал в Инсбруку в Австрии, где и получил докторат из богословия . Был висвячений 30 сентября 1917, и стал Митрополитом в 1944 году после смерти Шептицкого. Но недолго пришлось после того быть на свободе - уже в 1945 году, Слепого арестовывают, и с тех пор Украину он больше не видел. Аж через сорок семь лет тело Йосифа Слепого перевезут к собору св. Юра во Петропавловске, где он так пытался вернуться еще при жизни. Даже достав освобождение, после почти двух десятков лет неволи, он настаивал заехать хоть на день к Петропавловску, последний раз перед своим изгнанием на чужбину. Получив отказ, Слепой категорически не соглашается выехать из Москвы, пока не увидит свою семью. В действительности, понимая, что с его выездом за границу СССР, нелегальная УГКЦ может остаться без епископату, он хотел оставить своих заместителей.

Под видом родственника, попрощаться приезжает из России Всеволод Величковский, какого Йосиф Слепой, тайно от московских агентов и с угрозой опять попасть за решетку, рукополагает на епископа в гостиничном номере. Позже, в Риме, но тайно уже от папской курии, он рукоположит еще трех епископов, среди них - Любомира Гузара и Ивана Фомы. Одной из причин этого будет, что Рим имел предостережение относительно полноправного святит Величковского и по ватиканскому требованию, чтобы их дополнить, Величковский придумывает выехать на визит к сестре в Югославию, куда подпольно, для досвячення, приезжают владыки из Канады. Но по возвращении в Украину, Величковского сразу арештовуюють. Не доверяя больше политике апостольской столицы, которая пробует заигрывать с режимом, который уничтожил его Церковь и ведет с ним переговоры поза его за спиной, Йосиф Слепой решительно берется за достижение звания патриархата.

В отличие от своего предшественника из графской семьи митрополита Андрея Шептицкого, который еще с молодых лет хорошо зная бюрократический Ватикан, достигал всегда своего изысканными оборотами в эпистолярном жанре, крестьянский сын Йосиф Слепой валил просто из моста. Отбыв столько лет в заключению, он отмечал, что не имеет времени на длинную ненужную болтовню, а хочет как можно быстрее наверстать потерянное в тюрьме. Его голос, со своеобразной модуляцией и разными ударениями в словах, был хорошо известный в ватиканских коридорах. Папская администрация, которая знали о преследовании христиан уже лишь из средневековых рукописей, с удивлением и почетом смотрела на живого исповидника веры, что с честью выстоял против адского режима вместе с миллионами своих верных. Этот живой свидетель, которого перенесши каторгу со своим обездоленным народом, не переставал от его имени открывать глаза Западу на зверства, которые продолжают делаться под боком христианской Европы.

И он действительно не тратил попусту время. Сразу на втором Вселенском Ватиканском соборе 11 октября 1963 года, в присутствии двух с половиной тысяч участников из всего мира, Йосиф Слепой поставил вопрос о подъеме российской греко-католической церкви к Патриаршему достоинству. Его искренняя речь одобрена всеми тронутыми присутствуют, стала началом нового отсчета в УГКЦ. Собор положительно отнесся к этому, и по старой традиции, был полноправным органом, который дал свое согласие единогласным одобрениям. Незнаючи, как выйти из непредвиденного положения, папа выискивает специально для кардинала Йосифа старинный титул Верховного Архиепископа, что видносится к первому Вселенскому собору (кан. 7), которым в первую очередь именовались патриархи, а также кипрский митрополит, после того как Ефеский собор (в 431 г.) признал кипрский церкви автокефалию. В принципе, титулы "верховный архиепископ" и "патриарх" имели почти одинаковые права и является ровными между собой, и слово "патриарх" стало в современной канонической терминологии классическим названием первоиерарха поместной независимой церкви.

Но проводя во главе с кардиналом Казароли, так называемую ост-политику, на Соборе присутствовали приглашенные гости-представители Московской церкви - протоєреї-професори Ленинградской Богословской Академии В. Боровой, Л. Воронов, оо. Я. Иллич и Н. Анфиногенев, какие немаючи права голоса, после этого буквально выскакивали из своих ряс, бескомпромиссно протестуя против такого решения. Другие дела Собора их совсем необходили. Увидев реакцию Москвы, папская курия зачала помалу убивать клинья в единство российской церковной верхушки, используя годовой неизвестной болезнью прикованного к кровати Слепой, на которую он загадочно заболел после московского питания в канун своего отъезда в Рим. Имея in pectore (еще заочно, в тюрьме) звание кардинала он получает его опять, уже официально, еще раз в январе 1965 года, как угроза его жизни уже минула, чтобы хоть как-то отвлечь его от попыток патриархата. Но Йосиф Слепой неугомонный. Купив землю на территории Рима, строит там собор св. Софии, который становится главным духовным российским осидком за Батькищиной. Учреждает российский университет св. Климентия, осидок монахов студитив, - Студион - в летней резиденции пап Кастенгандольфо. Откупает назад старинную церковь Сергея и Вахка, которую перед тем за бесценок продали монахи-василиани и которая принадлежала с древних времен к российской Митрополии. Для перестройки парохий объиздить все места где замешкують украинцы - Канаду, США, Южную Америку, Австралию, Европу.

В 1969 году 19 из 21 тогдашнего епископа, поддерживаемые священниками и мирянами из расселения, обратились к папе официальной просьбой о присвоении УГКЦ российского патриархата и предоставления титулу патриарха И. Слепому. Папа Павел VI, промариновав просьбу до 1971 года, в конечном итоге отказал. Частное письмо-ответ кардиналу Слепому на 15 страницах за папские палаты не вышел, остается до сих пор тайной относительно своего содержания и за ватиканскими неписаными законами о неразглашении важных документов в течение 50 годов, будет храниться в недоступном архиве принайми еще хороших две десятки лет. Даже долголетний доверенный секретарь Слепого не должен был возможности быть присутствует при прочтении ему этого ответа. Устным, основным стержнем отказа, была старая басня об отсутствии территории.

В течение христианской истории, все национальные церкви доставали для себя томос поставив всех на соборе перед фактом - мы уже патриархат, и хоть не хоть, должны нас признать. Увидев постоянное затаскивание римской курии с апробацией титула, в 1973 году во время Литургии в соборе св. Петра у сослуженни папы Павла VI и разных епископов, энергичный о. Гринех, прежний капеллан ОУН-УПА, самостоятельно, никому не говоря заранее, специально греческим языком, чтобы его поняли и другие владыки-неукраинцы, впервые миновал Слепого, как Патриарха Йосифа. Заскочений врасплох услышанной в такой атмосфере фразой, на своем веку привыкший ко всему Слепой сначала побледнел, на минуту впалая тишина среди епископов, но кто-то продолжил Службу Божью дальше. С тех пор в ектениях, на российских Богослуженнях по мире, начали вспоминать Патриарха, а он сам, начал ставить это слово около своего имени. Принимая во внимание, что Собор 1963 года единогласно одобрив признание патриархата российской церкви, папа немав ничего больше к выбору, как в дальнейшем тихо мириться с таким названием, не задевая на будущее вслух эту тему.

Ситуация опять выплыла наверх, как следующим апостольским наместником становится Иван Павел I. Прежний хороший товарищ Йосифа Слепого по студиям, он без колебаний обещает выполнить просьбу Патриарха, когда тот сразу подает свежеиспеченному папе все небхидни бумаги для официального признания. Но Павла I отравляют едва месяц после избрания и УГКЦ тратит свой самый реальный шанс. На вакантное место после кратчайшего сроком "христового заместителя на земле", приходит нынешний первый славянский папа Кароль Войтило. Неутомимый Слепой опять несет все бумаги. Иван Павел II тепло принимает его, но с извиняющим видом дежурный раз употребляет старую отговорку - какие проблемы, вот лишь бы родную территорию вам иметь. что из это за патриархат без своего места осидку.... Но против титула напроти его имени нет ничего против. Точнее, уже ничего не может подействовать.

Эти понятны постоянные вивертаси можно было бы легко преодолеть, навалившись, так сказать, миром, и беда, что в самой российской церковной среде в последние четыре года жизни Слепой, уже надобре небуло понимания. Со смертью 92-летнего Йосифа Слепого, все попытки сошли на нет, благодаря самих российских епископов. Среди трех возможных кандидатов, главой УГКЦ было назначено ничем не выразительного и лояльного к Риму Мирослава Любачивского. Отыскали его где-то в Филадельфии между сестрами-монахинями. К сим порам с определенностью не известно, кто же были два других кандидата, но Любачивский согласился по требованию брата-славянина Войтила не употреблять титул "патриарх". Новый Архиепископ охладил запал своего предшественника между тех, кто еще пробовал что-то делать. Никаких других выдающихся движений, ни в Америке, ни в Ватикане, ни в Украине, нынешний Пастырь так и не сделал. Добровольно избавившись от контроверсийного титула, который уже закрепился за главой УГКЦ, он помалу окружил себя подобными сторонниками, которые исповедовали тактику не затрагиваться с Римом на этом фоне.

Триумфальное возвращение главы УГКЦ Любачивского на Родину, которая подарила ему история и для которого трудился всю свою жизнь покойник Йосиф Слепой, застало его, скорее, неподготовленным к такому событию. Когда наконец УГКЦ вышла в Украине из подполья, уже почти не осталось твердых воспитанников старой довоенной поры, которых замучили в сталинских лагерях. Для одного из них, висвяченого еще епископом Величковским, теперь уже покойника владыки Владимира Стернюка, тоже долголетнего узника, который постоянно находился со своими верными во всем несогласии катакомбной жизни и фактически возглавлял возрождение УГКЦ, была выдумана удивительная должность Мистоблюстителя Верховного Архиепископа, которая автоматически потеряла свое действие с возвращением самого Архиепископа.

Любачивский привезши с собой окружение воспитано по западно католических мерках, отстранился от последователей покойного Патриарха, включительно из Стернюком, невзирая на его популярность и невиданную поддержку среди верных. Невидимая война между "римлянинами" и "катакомбниками" старой закалки отодвинула последних на маргинес, вынося на гребень немало новых проблем. За годы управления Любачивского, назначенные Ватиканом епископы из западной российской диаспоры, рожденные или воспитанные вне пределов России, люди из полностью другим мировоззрением, вообще не обязанные к выполнению решений Синода УГКЦ, хотя имеют на нем право голоса, и часто решения за которых голосуют в своем большинстве есть не в интересах церкви в Украине. Ко всему добавилось и ошибочное массовое висвячення новых душпастирив, которых катастрофически невистарчало на возобновленные парафии. Большинство новых священнослужителей, выбранных на скорую руку, не оказались даже готовыми к обычным обязанностям. Знаменитые сорок лет брожение мойсейового народа по пустыни для формирования у него национального сознания, явно маловато нынешним духовным, чтобы выдать из себя ярких личностей, готовых продолжить дело непризнанного Патриарха. Кроме того, пролатински отцы Василиани, наиболее влиятельный и финансово сильный российский монастырский чин, абсолютно откровенно отбрасывали идею Патриархата.

Синод епископов УГКЦ, что состоялся год назад именно в 15 годовщину смерти Слепого, ни в постановлениях, ни в обращении даже не вспоминает имя Патриарха Йосифа. Вместе с тем, в довершение всего, выходит и парадоксальная ситуация которой нет аналогу - на почти всех Богослуженнях дальше миновал за нынешнего (второго) Патриарха УГКЦ, который добровольно сам не подписывается этим именем, более того, лично когда-то, отрекся от этого титула раз и навсегда... Церковный провод вчергове попал в кризис, не в состоянии прийти между собой к согласию. Хорошо зная свой клир, покойный Патриарх Слеп еще при жизни обращался к нему - " Без сомнения другими путями пошла бы наша история, если бы свыше трехсот лет тому назад дошло до едности между Греко-католической и Православной Церквами в одном Патриархате. Она сэкономила бы российскому народу больших жертв да и захоронила бы его перед вековым порабощением. Избавьтесь от своей вековой болезни сварив и чварив, разделений на группы и загуминки , выслуживание чужим, задабривание и понижение, потому что на встид и стыд достаточно их и в настоящее время в наших национальных и церковных ведущих кругах. Будьте моими последователями! Берегите наследство, которое я получил от моих светлых предшественников. Берегите ее. Не отдайте ее в руки лукавых людей! Не сплямте ее чужбиной! Перенесите ее ненарушеной в свободную нашу Украину..."

Прибавить к этим словам больше уже нет что.

Категория: Мои статьи | Добавил: br-museum (05.02.2008) Просмотров: 51 | Рейтинг: 0.0 / 0 | Всего комментариев: 0